Театры Праги

Национальный театр

Известно ли вам, как возникло наиболее распространенное в Чехии приветствие «наздар»? Первой акцией созданного Совета по строительству чешского Национального театра стал сбор средств среди населения. Почин был сделан 14 апреля 1851 года. Копилки были выставлены повсюду. Добровольные помощники Совета ходили по домам, от чеха к чеху. Просили дать хоть самую мелкую монету. Кто сколько может. На копилках была надпись: «На здар (на благо, в пользу) почтенного Национального театра!»

Первым председателем Совета был «отец народа», великий историк Франтишек Палацкий. Строгие порядки, введенные Александром Бахом во всей австрийской империи после революционных собьпий 1848 года, разумеется, не способствовали росту национального самосознания: слишком уж свежи были в памяти Вены пражские баррикады. Но какое вынесенное даже самой грозной властью административное решение могло серьезно помешать волне подлинно всенародного энтузиазма?

В 1852 году Совет предпринял первый реальный шаг к началу строительства: был приобретен земельный участок. Место выбрали у Цепного моста. Там проходила дорога, а набережная Влтавы, еще не имевшая высоких каменных берегов, была владением прачек. За участок было уплачено 45 тыс. золотых. Но в то время венской бюрократии удалось сделку приостановить и дело заморозить до конца 60-х годов; только тогда (после военного поражения в Италии) во всей империи стали говорить о свободе, о конституции.

Пробуждение к жизни было полным энтузиазма. По золотому, по крейцеру стали поступать средства от простых людей. Но в земском сейме еще долго спорили о том, как строить, по какому проекту. Наконец Совету пришлось пойти на компромисс: было решено построить временный театр, который затем войдет в комплекс основного сооружения. Временный театр был не слишком красивым, но построили его быстро, всего за шесть месяцев. 18 ноября 1862 года состоялось торжественное открытие театра.

Из представленных проектов Национального театра наилучшим оказался проект архитектора Йозефа Зигека, профессора пражского Политехнического института.

День 16 мая 1868 года — одна из наиболее значительных дат в новейшей истории пражской культуры. Наверное, со времен коронации чешских королей Прага не видела таких торжеств, в какие вылилась закладка первого камня Национального театра. Тем самым завершился продолжительный подготовительный период, в течение которого сюда свозили камни со всех концов страны. Первый привезли 5 мая, то есть в день, ставший через семьдесят семь лет началом великого события — Майской революции. Первый камень был доставлен из Радгоштя, вслед за ним подвозили камни с известных гор и холмов Чехии и Моравии: Ржип, Свагобор, Раби — и из мест не столь удаленных — с Вышеграда и Жижкова… Каждый из камней сопровождала процессия празднично одетых девушек со знаменами, вдоль дороги стояли толпы рабочих, ремесленников крестьян, студентов. И люди падали на колени в придорожную пыль, целовали камни, засыпали их цветами. Камни были украшены стихотворными изречениями. Одно из них гласило: «Что кровь скрепит, морю не разделить!» Это был камень от земляков из Чикаго.

Утром 16 мая на поле Карлина собралось около 20 тыс. человек (многие в пестрых национальных одеждах), чтобы принягь участие в массовой манифестации. Во главе — сельские упряжки, самые первые — танаки.

Всем камням камень был привезен из Ржипа. Гранитная глыба внушительных размеров уже лежала наготове под балдахином на строительной площадке, когда сюда подошла процессия, вначале был торжественно подписан акт о закладке, который вместе с краткой историей возникновения театра, камешками из костницкой тюрьмы, где магистр Ян Гус готовился в свой последний путь на костер, и деньгами — символом всенародного сбора средств, поместили в металлический футляр и замуровали в первом камне. А вокруг играла музыка, ликовал народ, все кричали: «Слава!» — и плакали…

Когда же известый политический деятель Карел Сладковский произнес торжественную речь, приступили к церемонии закладки первого камня. Честь сделать это первому выпала, конечно же, Франтишеку Палацкому. Среди ожидавших своей очереди был и Бедржих Сметана, который сказал тогда, что «… в музыке — жизнь чехов». Вечером в Новоместском театре (там, где теперь находится театр Сметаны, на полпути между Национальным музеем и Главным вокзалом) состоялось торжественное представление оперы Сметаны «Далибор».

После наступили будни: месяцы, годы строительства. Оно завершилось через тринадцать лет, в 1881 году. Торжественное открытие театра должно было состояться 11 сентября.

Но не состоялось. Театр сгорел! Якобы в результате неосторожности жестянщика, который еще работал на крыше. Несмотря на самоотверженность и мужество людей, прибежавших на место пожара, театр сгорел почти дотла. Это была подлинная национальная трагедия.

Но именно тогда и выяснилось, на что способен пробудившийся сознательный народ! Сколько нужно денег на восстановление театра? Миллион золотых, больше? Соберем!

Миллион был собран менее чем за месяц. 18 ноября 1883 года в Национальном театре прозвучали торжественные фанфары оперы Б. Сметаны «Либуше».

Йозеф Зигек построил Национальный театр в стиле неоренессанс. После пожара по его же проекту театр восстановил Йозеф Шульц. Это поистине прекрасное здание, одна из жемчужин Праги. Прелесть ему придает и то, что оно стоит на берегу Влтавы. Откуда бы вы ни обозревали город: со смотровой ли площадки Градчанской площади, где мы начинали свои прогулки по Праге, с Петршина, Кампы,— вам прежде всего бросается в глаза это здание, а потом вы постоянно будете возвращаться к нему взглядом. А известно ли вам, что еще немного, и Золотая часовня национального искусства была бы построена в другом месте? Как один из вариантов строительной площадки называлась Вацлавская площадь.

Конечно, заслуги Шульца не так велики, как заслуги Зигека. Но каждому из них следует отдать должное: благодаря Шульцу удалось хорошо скомпоновать новое здание со зданием Временного театра в единое целое, устранить некоторые недостатки зрительного зала.

Не только само здание, но и его оформление — подлинная сокровищница ценностей. Сколько выдающихся мастеров приняло в нем участие! Это настоящий лабиринт красоты. Но с чего же начать осмотр? Начнем хотя бы снаружи. Во внешнем оформлении здания приняли участие три скульптора: Шнирх, Вагнер и Мысльбек.

Богуслав Шнирх был автором скульптур, размещенных на фасаде. Им же выполнены и фигуры на карнизе лоджии: древнегреческий бог Аполлон (которому «подчинялись» и поэты) и девять муз, богинь искусства и науки. Среди них и Талия — покровительница комедии. Высота каждой скульптуры достигает трех метров.

По проекту Шнирха на пилонах лоджии выполнены бронзовые триги (упряжка из трех лошадей), управляемые богиней победы Никой. Что касается современного варианта, то они созданы по второму проекту Шнирха поскольку первоначальные скульптуры сгорели вместе со зданием Национального театра.

Антонин Вагнер создал для фасада скульптуры Забоя и Славоя. На стороне, выходящей на набережную, на карнизе разместились другие его произведения: Опера, Драма, Музыкальная драма, Комедия, Поэзия, История.

Йозеф Вацлав Мысльбек, лучшие произведения которого были еще впереди, обогатил эту внешнюю сторону здания скульптурами Оперы и Драмы, размещенными над боковым входом.

А теперь войдем внутрь. В плане здание представляет собой неправильную трапецию. Впереди — со стороны Национального проспекта, напротив известного кафе «Славия» — выступает лоджия, сзади в здании бывшего Временного театра размещается дирекция главной сцены.

Лоджия состоит из пяти аркад. По потолку каждая из них украшена люнетами (роспись в виде полумесяца) работы Йозефа Тулки; в начале 50-х годов их бережно отреставрировал Франтишек Петр. Люнеты воспроизводят «Пять песен».

Внутри здания, в нижнем фойе и перед фойе второго этажа, размещены бюсты лиц, внесших наибольший вклад в создание Национального театра. Мы найдем здесь произведения известных скульпторов: Кафки, Шпаниела, Штурсы, Обровского.

Фойе выглядит торжественно. Мрамор. Даже коридор, по которому мы сюда входим, украшают люнеты Адольфа Либшера на аллегорические сюжеты: Опера, Эпос, Мелодрама, Оперетта, Комедия, Драма, Фарс, Балет.

Само фойе — подлинная сокровищница. На почетном месте возвышается бронзовая фигура Мысльбека «Музыка», созданная в 1914 году. И здесь бюсты известных лиц работы скульпторов Сухарды, Маржатки, Мысльбека и др. В 1878 году был объявлен конкурс на лучшее оформление главного зала фойе. Авторами проекта, получившего первую премию, стали Франтишек Женишек и Микулаш Алеш. Четырнадцать люнетов на потолке принадлежат к числу лучших произведений молодого Алеша. Центральной фигурой этого великолепного цикла, названного «Родина», является молодой чешский витязь, олицетворяющий «духовные и природные силы, а также дары земли нашей». Художник проводит легендарного героя по всей стране. От первого люнета, «Дозор на границе», где воины охраняют спокойное и счастливое детство богатыря, до «Царства вечного покоя», куда его после короткой, но полной подвигов жизни уводит богиня смерти Морана. Здесь есть и Домажлице с призраками мертвых врагов, павших в славной гуситской битве; магические источники, вода которых исцеляет раны, полученные в жестоком бою; Рудогоржи с кузнецом-оружейником; Чешский рай, Трутнов и борьба с драконом; здесь и Двур Кралове, где была найдена известная рукопись, навсегда получившая название этого города. Вы скажете, что все это неправда, всего лишь красивая фальсификация? Пусть так. Но сколько уверенности в своих силах пробудила она в народе, сколько энтузиазма, для скольких художественных произведений стала источником вдохновения в то неспокойное время, когда борьба за национальную свободу только начиналась! Конечно же, здесь есть и гуситский Табор, и золотоносная Отава…

«Родина» М. Алеша — произведение большого искусства, но одновременно и выражение большой любви к родной земле, которую не выскажешь словами. Еще до того, как художник победил в конкурсе, Ян Неруда писал о нем: «Здесь думал и чувствовал поэт цельный и чешский. Конкурсант предложил для четырнадцати люнетов новый и изобретательный цикл, какого в национальном изобразительном искусстве до сих пор не было…»

Четыре большие настенные фрески были также выполнены по замыслам Алеша. Окончательный вид им придал Женишек; он же вместе с Шубичем и Роубаликом перенес их на стены. Это аллегорические картины в стиле «Родины».

«Жизнь» изображает отца, который учит двух своих сыновей ковать оружие Мать, богиня Лада, прядет нить жизни. Но враг рода человеческого Морана собирается эту нить перерезать.

«Миф» символизирует фигура пророчицы, поднимающейся на курган. На картине изображены еще две девушки. Одна из них олицетворяет легенду о девичьей войне, вторая возлагает к урне с прахом героя фигурку божка — символ заката язычества.

«Народную песню» на третьей картине исполняет древнечешский певец Лумир… Здесь Женишек больше всего вмешался в первоначальный замысел Алеша, однако картина от этого только проиграла.

И наконец, «История». Здесь изображены старик мудрец, витязь с лавровым венком и демон, который тщетно пытается сломать пучок лозы — древний символ национального единства, сплоченности.

На потолке — триптих Франтишека Женишека: «Золотой век», «Упадок», «Возрождение» — три периода развития национального искусства. И здесь чувствуется первоначальный замысел Алеша.

Скульптурные и лепные украшения зрительного зала выполнены Богуславом Шнирхом. Над просцениумом — скульптурная группа «Победоносная Чехия» и фигуры, олицетворяющие драматическое и оперное искусство.

Металлический занавес, отделяющий (в противопожарных целях) зрительный зал oт сцены, — произведение Войтеха Гинайса. Он весит 8500 кг, и опустить его можно из трех различных мест за двадцать четыре секунды. На занавесе (взамен первоначального, работы Женишека) Гинайс — чешский художник, который родился в Вене и жил в Париже, — изобразил то, благодаря чему и родился Национальный театр, — всенародный сбор средств. Вверху, на фризе просцениума, надпись: «Народ — себе».

Потолок зрительного зала украшают восемь плафонов Женишека. Это аллегории Лирики, Эпики, Танца, Мимики, Музыки, Живописи, Скульптуры и Архитектуры, поскольку все эти виды искусства тесно переплетаются в Золотой часовне. Примечательное место в театре — ложа президента, расположенная справа от сцены. Ее балдахин поддерживают две кариатиды работы Шнирха. Когда президент присутствует на торжественном спектакле, с карниза лоджии свешивается его флаг. Войти в ложу можно по специальной лестнице из бокового вестибюля. И здесь находятся картины Гинайса, Маржака и Брожика. В центре зрительного зала висит бронзовая люстра, которая весит 1300 кг.

В торжественной речи во время закладки театра Карел Сладковский сказал: «Шестнадцать скал здесь выбит в лоне земли, народу посвященной, чтобы храму нашему народному они служили фундаментом надежным, поколебать который не смогла бы никакая злоба людская!» С фундаментом театра связан еще один большой национальный праздник: через 95 лет после торжественной закладки театра, радио и телевидение вели прямой репортаж об осмотре первого камня и извлечении футляра с актом о закладке. Документ нашли в полной сохранности и, однако, его чуть было не утратили навсегда. Нацистские оккупанты хотели разыскать его и изъять. Дирекции Национального театра удалось убедить господ из управления имперского наместника, что подземные работы были бы опасны для всего здания театра. Потом нацисты узнали, чго дубликаты документов спрятаны в одном из украшений на крыше, но врагам не удалось ими завладеть. Ныне и дубликаты покоятся в фундаменте.

Облик Золотой часовни остался неизменным. Так, например, только в 50-е годы 1-й ярус балкона был украшен картинами Винцента Бенеша — пейзажами тех мест, откуда были привезены камни для фундамента театра.

Национальный театр — это живой, постоянно развивающийся организм национального драматического искусства, главная сцена, на которой выступают лучшие мастера драмы, оперы и балета.

Сословный театр («Театр в Котцах» до 1783 года)

До начала XVIII века в Праге не было постоянного театра. Правда, давали спектакли в иезуитском Клеменгинуме, театральные группы время от времени выступали в дворцах аристократии, но только в 1737 году советники магистрата решили приспособить под постоянный театр часть теперешних Котцев в так называемом Гавельском районе Старого Места. Сначала здесь ставили итальянские оперы и балеты, потом  — немецкие, но прошло почти сорок лет, прежде чем здесь впервые заговорили по-чешски. Премьера пьесы «Князь Гонзик», которая была переводом с немецкого, а не произведением чешского автора, в первые дни 1771 года стала подлинным событием в национальной культуре страны.

Театр в Котцах просуществовал недолго. В 1783 году его закрыли по соображениям безопасности. Но уже в том же году эстафету принял Национальный ностицкий театр, который по проекту графа Кюнигла построил придворный зодчий Гафенекер (этот театр затем перешел к чешским сословиям и был переименован в Сословный; с 1949 года он носит имя чешского драматурга Й. К. Тыла). И здесь сначала ставили спектакли на итальянском и немецком языках, затем стали ставить и на чешском. Первым спектаклем на родном языке был перевод венской пьесы «Беглец от сыновней любви». Премьера состоялась 21 января 1785 года. Спектакль имел шумный успех, что по понятиям тех времен означало, что после премьеры пьесу ставили еще два раза.

Спектакли на чешском языке сначала включались в репертуар лишь несколько раз в год, чаще всего по понедельникам — традиционно «бесцветный день» в театре. Но публика была в восторге и требовала, чтобы родной язык звучал на сцене как можно чаще. Стали ставить переводы Вацлава Тама, а затем и написанную им пьесу «Бржетислав и Итка, или Похищение из монастыря». Ностицкий театр вошел и в историю мировой музыки. Это случилось, когда 23 октября 1787 года здесь состоялась премьера известной оперы Моцарта «Дон Жуан», написанной им в Праге.

Театр «Боуда»

По мере того как росла популярность чешского театра, все более актуальным становился вопрос о собственном здании. Таким театром стала легендарная «Боуда» (балаган, сарай) на старом Конском рынке (Вацлавская площадь); после посещения ее императором Иосифом II она получила официальное название «С. К. патриотический чешский театр». «Боуда» была открыта в 1786 году. Четыре дня в неделю там шли спектакли на чешском языке, три — на немецком. Вскоре у театра появился даже свой филиал в зале трактира «Ружодол» за поржичскими воротами.

«Боуда» действительно была сараем. Балки, доски, стены из парусины, заполненные соломой. Зимой там не было слишком уютно ни актерам, ни зрителям. На какие только жертвы не способен энтузиазм патриотов! Но именно он то и не устраивал власти. Строение было признано ветхим, опасным, и в 1789 году власти отдали приказ: «Снести!» И вновь нашлась замена, да какая! Новой резиденцией чешской Талии стал зал в бывшем монастыре «У Гиберну». Когда и здесь в 1820 году театр был закрыт, упрямая муза переселилась в Реймановский дом на Малой Стране, потом в библиотеку другого уже закрытого монастыря в «Ружодол», о котором мы уже упоминали … Чешский театр был неистребим. В 1829 году Й. К. Тыл организовал постоянный театр в трапезной монастыря каэтанов. А когда и оттуда актеров попросили, они вернулись на подмостки Ностицкого, теперь уже Сословного театра. Там и была в 1834 году поставлена пьеса Тыла «Фидловачка или Никакого гнева и никакой драки», где впервые прозвучал будущий национальный гимн «Где моя Родина» на мелодию Франтишека Шкроупы.

В Сословном театре чешская Талия дождалась, когда построили Временный, а затем и Национальный театр.

После образования Республики Сословный (в то время уже имени Й. К. Тыла) театр стал филиалом Национального театра, им он остается и поныне. Теперь это драматический театр. У Национального театра есть еще один, оперный филиал — Театр им. Б Сметаны. Все три театра за полчаса можно обойти пешком. Театр им. Й. К. Тыла вы найдете, если пойдете с улицы На Пршикопе по Гавиржской на Старом Место. А Театр им. Б. Сметаны находится на улице Победоносного Февраля в нескольких шагах от Национального музея.

Но богатая и разнообразная театральная жизнь Праги не ограничивается одним Национальным театром с его филиалами.

Камерный театр и Театр комедии

Есть здесь и Пражские городские театры. Прежде всего это два театра с характерным названием: Камерный театр и Театр комедии. Первый из них находится на Гибернской улице, соединяющей улицу На Пршикопе с самым старым пражским вокзалом Прага — Центр. Здание театра внешне ничем не примечательно, невнимательный турист наверняка пройдет мимо. Театр комедии находится на углу Юнгма новой и Лазарской улиц. С Вацлавской площади, которая в центре города является главным ориентиром, вас приведет сюда Водичкова улица. Комедия имеет здесь давние традиции, ведь когда-то в этом здании был Театр Власты Буриана.

Театр АБС на Водичковой улице

В последние годы к этим старейшинам Пражских городских театров прибавилось еще одна сцена — Театр АБС на Водичковой улице, специализирующийся на легком жанре: классическом фарсе, комедии, детективе. И у него уже сложились свои традиции. Раньше здесь помещался Театр сатиры, а в довоенные годы некоторое время и Освобожденный театр.

Театр на Виноградах

Королевские виноградники (Винограды) существовали вплоть до 1922 года как самостоятельный цветущий город по соседству со столицей, которая к тому времени уже сформировалась в своих теперешних границах. Поэтому там был и свой театр, который не так давно вернулся к своему старому названию Театр на Виноградах. Его величественное здание на площади Мира в стиле модерн было достроено в 1907 году.

Театр Е. Ф. Буриана

Традиции довоенного авангарда продолжает Театр Е Ф Буриана. Тесное помещение этого небольшого театра На Поржичи напротив универмага «Белый лебедь» было свидетелем самых зрелых работ этого большого мастера постановки драмы, имя которого театр носит и поныне.

Кроме того (если уж говорить о драматических театрах), в городе есть театры, которые можно назвать, скорее, пригородными с точки зрения их размещения. Эти коллективы достойно представляют драматическое искусство: Театр С. К. Неймана — в Либне, Реалистический — на Смихове, который носит имя Зд. Неедлы.

Чиногерни клуб (Драматический клуб)

Список «серьезных» театров завершает самый молодой театр — Чиногерни клуб (Драматический клуб). Размещается он в небольшом зале на улице Be Смечках. Именно здесь несколько лет назад пришел первый шумный успех к «Семафору», но теперь это уже, скорее, история.

Идем дальше, поскольку это еще далеко не все.

Государственная театральная студия («Рококо»)

Государственная театральная студия. Это официальное название. Для поклонников театра это «Рококо», расположенный посредине Вацлавской площади. В нескольких шагах от него — «Семафор», на границе пассажей «Свегозор» и «Альфа».

Театр «На забрадли»

Театр «На забрадли» вы найдете на старой площади Аненского на Старом Месте, там можно посмотреть и пантомиму.

«Черне дивадло» (Черный театр)

«Черне дивадло» (Черный театр) Срнца, у которого в Праге нет собственного помещения. Да оно ему и не очень нужно, поскольку театр больше путешествует по свету, чем находится дома. Точно так же, как и «Лагерна магика», которая со времен выставки в Брюсселе 1958 года пользуется постоянным успехом во многих странах мира. Однако у нее есть свое помещение во дворце «Адрия».

Музыкальный театр в Карлине

Кроме того, существуют такие жанры, как оперетта и ее младший брат — мюзикл. Музыкальный театр в Карлине, расположенный неподалеку от Музея Праги, имеет еще одну сцену в Нуслях, почти рядом с новым мостом через Нусельскую долину. Этот театр по старой привычке называют «На Фидловачке».

Оказывается, пражская Талия способна снять строгую маску трагедии и надеть шаловливую комедии. Искренне советуем вам: попробуйте, как говорят, и из этой бочки, наверняка не пожалеете. Однако одно дело смотреть спектакль по телевизору, и совсем другое — одеться понаряднее и отправиться в театр. Там царит какая-то специфическая атмосфера — причем в каждом театре своя, — к тому же в антракте можно прогуливаться по фойе и внимательно разглядывать публику. Самая лучшая телевизионная передача не может заменить личного присутствия в театре, создать ту атмосферу праздничности и необычности рядового дня.

Кукольный театр С + Г

Есть еще кукольные театры и другие театры, но не думайте, что они существуют только для детей. Сходите, пожалуйста, к Спейблу и Гурвинеку и сами увидите, сколько в зрительном зале взрослых. Однако С + Г (так их сокращенно называют) чаще всего путешествуют по Европе. А если и появляются в Праге ненадолго, то билеты на их спектакли раскупаются мгновенно за много дней вперед. Поэтому, если вы собираетесь поехать в Прагу и пойти в театр, советуем вам побеспокоиться о билетах заранее.

Пражская театральная жизнь бурлит и бушует. Стобашенный город по праву может гордиться своими режиссерами, актерами, театральными художниками и представителями других подобных профессий.

Театральная студия консерватории

Но прежде, чем распрощаться с Талией, мы хотели бы вам порекомендовать еще один, скажем, театр, где воспитывают будущее не только пражских театров, но и драматического искусства вообще. Это ДИСК (Диваделни студио консерваторже), или Театральная студия консерватории, учебная сцена Академии музыкального и театрального искусства. Здесь и ставят спектакли, и играют в них студенты. Тот, кто из года в год ходит сюда на выпускные спектакли, видел экзамен на зрелость многих актеров и актрис, теперь уже прославленных мастеров сцены. Где расположен ДИСК? На Карловой улице, недалеко от моста. То есть на королевской дороге.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *