Башни Праги

Точных данных о количестве пражских башен, которое то и дело меняется, нет. Гордый эпитет «стобашенная» — вовсе не преувеличение, а, пожалуй, всего лишь приблизительная цифра. Так или иначе, бесспорно, что их в Праге намного больше. Это и храмы и костелы, крепостные башни и ворота, а также звонницы и старые водонапорные башни … И так можно перечислять бесчисленное количество раз.

С чего начать? Наверное, со старых ворот, которые некогда были неотъемлемой частью крепостных укреплений города. Метрополия разрасталась, и когда жизнь выплеснулась из каменного панциря, то поглотила все или почти все укрепления. Исключением явились лишь Вышеградская крепость да Голодная стена — видимо, только они не препятствовали росту города. Например, в новоместских укреплениях, построенных Карлом IV для защиты Нового Места, было четверо ворот, однако до наших дней не сохранились ни одни из них, как не осталось следа и от укреплений. На месте одних из этих ворот — Конских — на возвышенной части Вацлавской площади стоит ныне Национальный музей.

Национальный музей
Национальный музей

Там, где прежде поднимались староместские крепостные стены, теперь проходят проспекты — Революции, Национальный и улица На Пршикопе; в этих стенах было тринадцать ворот — из них до нас сохранились только двое. Одни из них (собственно, это лишь более поздняя замена первоначальной постройки) носят название Пороховые ворота. Очевидно, эти ворота по пышности превосходили все остальные пражские постройки подобного рода; прежде всего наверняка потому, что в непосредственной близости, на месте нынешнего Общественного дома, располагался королевский двор, резиденция чешских государей.

Как мы уже упоминали, нынешнюю башню — замену прежней, обветшалой — Владислав Ятеллон повелел построить высотой 65 метров. Строительные работы были поручены мастеру цеха каменщиков по имени Вацлав; однако он, по всей видимости, не справился со столь сложной задачей. Поэтому в Прагу в 1476 году был вызван Магей Райсек из Просгеева, на которого была возложена задача прежде всего «цветы и портреты для этой башни вытесати, и все, что бы увеличивало красоту сей башни, делати». Спустя некоторое время Магею Райсеку, впрочем, был передан весь заказ.

XVIII век явился наиболее тяжким испытанием для этого сооружения. Башня превратилась в пороховой склад, откуда и пошло ее современное название. В 1757 году во время обстрела Праги пруссаками башне был нанесен большой урон, и староместский магистрат распорядился снять все позднеготические орнаментальные украшения и фронтоны, поскольку они угрожали безопасности прохожих: в конце XVIII — начале XIX века некоторые фрагменты украшений из известняка и в самом деле порой отваливались. Стену, с которой были отбиты все украшения, горожане украсили часами, чтобы ворота «приносили хоть какую-нибудь пользу». Спасением башни занялся во второй половине прошлого века Йозеф Мокер, один из строителей кафедрального собора св. Вита; он украсил ее новоготическими элементами. К счастью, и строители современных зданий, возводившихся вблизи Пороховых ворот, понимали ценность этого памятника архитектуры и оставили вокруг незастроенное пространство, необходимое для того, чтобы они не затерялись среди новостроек и в значительной мере сохранили свое доминирующее положение в этой части города.

Кроме Пороховых ворот, из тринадцати староместских ворот сохранились еще одни, обнаруженные в результате тщательного обследования и изучения дома на Старой Рыхте лишь совсем недавно. Это Гавельские; ныне к ним пристроены галереи. И хотя их покрывает несколько слоев штукатурки, они до сего дня сохранили свой вид с готическими фронтонами. Вы обнаружите их во дворе углового дома улиц Рытиржской и На Мустку.

Таборские ворота
Таборские ворота

Судьба была более благосклонна, пожалуй, к Вышеградским воротам, поскольку они находились вне сферы оживленного городского движения и длительное время были составной частью Вышеградской крепости. Здесь и по сей день стоят ампирные Хотковы ворота, построенные в 1841 году, и Леопольдовы, являющиеся входом в вышеградскую цитадель. Эти ворота были построены около 1670 года по проекту итальянского архитектора Лураго. И, наконец, сохранили свое лицо и так называемые Таборские ворота, построенные в 1655—1656 годах и открывающие дорогу к Панкрацу.

Черная башня
Черная башня

Некоторые ворота сохранились и в королевском Граде Восточные въездные ворота — это Черная башня, самые старинные пражские ворота. Эпитет «Черная» эта башня обрела в 1541 году после крупного пожара Града, когда это строение оказалось черным от сажи. В средние века Черная башня была также долговой тюрьмой; должники тут нередко и умирали с голоду, хотя правовые нормы предписывали, чтобы о пропитании узника-должника заботились кредиторы. Эта башня — сохранившаяся часть романского укрепления Града XII века. Во времена Карла IV ее называли «золотой», так как император повелел покрыть ее крышу позолоченной жестью.

Кроме этого, сохранились Писецкие ворота неподалеку от королевского летнего дворца, построенные Карлом XI в 1721 году.

Задержимся, однако, еще в Граде и рассмотрим башни, сохранившиеся там с незапамятных времен. Больше всего легенд, естественно, связано с башней Далиборкой (это также одно из укреплений Града XIII века). При короле Владиславе II это сооружение было превращено в государственную тюрьму в 1496 году, а, поскольку первым «гостем» этих мест был шляхтич Далибор из Козоедов, башню в народе назвали его именем. Далибору было предъявлено обвинение в том, что он стал во главе взбунтовавшихся крепостных своего соседа — и мы сегодня вряд ли сможем определить, в какой степени паном из Козоедов руководили добрые намерения и в какой он, возможно, просто хотел захватить владения пана Плосковицкого. Доподлинно известно лишь то, что Далибору из Козоедов за участие в бунте 1498 года огрубили голову.

Между прочим, на втором и третьем этажах Далиборки до наших дней сохранились тюремные камеры, а через узкое отверстие в полу второго этажа можно заглянуть и в глубины каменного мешка гладоморни, куда помещали осужденных на смерть.

Белая башня
Белая башня

Впрочем, Далиборка была не единственной, она — одна из грех цилиндрических башен, являвшихся частью укреплений северной стороны Града. Рядом с Далиборкой находилась Белая башня (эти башни до сих пор соединены коротким коридором в крепостной стене). Белая башня была также государственной тюрьмой, причем особенно «прославились» ее застенки, где пытали узников (они сохранились до наших времен). И наконец, третья башня северных укреплений — Мигулка, в которой длительное время размещалась лаборатория, где производились боеприпасы.

Многие десятилетия все было спокойно, без происшествий, но в 1648 году, когда в Граде были шведы, в порох, хранившийся в складе башни, попала искра. В тот момент там находилось около 14 бочек взрывчатых веществ. От взрыва пострадала не только башня, но и окрестные строения, в том числе и храм св. Вита. В 1754 году Мигулку купил капитул, и башня стала жилищем церковных сторожей храма св. Вита.

Пороховая башня-Мигулка
Пороховая башня-Мигулка

Но в Пражском граде была еще одна Белая башня, от которой до нас дошли лишь остатки кладки, и поныне еще заметные в массиве укрепления за зданием часовни св. Креста. Это было здание из мергеля в виде призмы, которое чешские государи таже использовали в качестве тюрьмы Града. Некоторые узники носили громкие имена — тут содержались, например, Завиш из Фалькенштейна, король Вацлав IV. Если пройти немного дальше, то можно увидеть остатки еще одной башни, так называемой Бискупской, — на ее плоской крыше, очевидно, размещалась обсерватория рудольфинских астрономов, в число которых входил и знаменитый Тихо Браге.

Карлов мост
Карлов мост

В панораму города вписались и мостовые башни, венчающие превосходное создание императора Карла IV — Карлов мост.

Староместская башня
Староместская башня

Мастер Петр Парлерж и его подмастерья отличились при строительстве Староместской башни на первой опоре Карлова моста — этот готический шедевр не случайно считается одной из самых прекрасных средневековых башен Европы. Староместская мостовая башня росла одновременно со строительством самого моста — во второй половине XIV века; украсила ее скульптура эпохи, напоминающая о Карпе IV, его сыне Вацлаве и покровителях чешской земли. Под основанием башни скрыты подвалы, использовавшиеся некогда как тюрьма, а на куполе башни на протяжении долгих десяти лет были выставлены головы некоторых из 27 предводителей сословного бунта, казненных на Староместской площади. Они были сняты и благоговейно преданы земле лишь чешскими эмигрантами, которые после поражения чехов на Белой Горе на некоторое время возвратились в Прагу в 1631 году, когда город был захвачен саксонцами.

Малостранская мостовая башня поднялась после 1464 года на месте более древней постройки, относившейся, видимо, еще к романскому периоду. Довольно приземистая, соединенная с более высоким строением проездными ворогами, башня, видимо, представляет собой остатки некогда находившихся тут опор Юдитина моста, построенного во второй половине XII века. В 1591 году это массивное сооружение претерпело незначительную реконструкцию в стиле ренессанс.

Особое явление представляет собой башня, примыкающая к Староместской ратуше, она была построена еще до 1381 года, высота ее достигает почти 70 метров; в нижней части она расширяется за счет пристройки, в которой находятся куранты. Мемориальная доска на несущей балке напоминает о том, что здесь, на том месте, которое четко обозначено на мостовой, в 1621 году были казнены предводители сословного бунта. И если во всех пражских башнях наверх поднимаешься по крутым лестницам, то Староместская башня представляет собой исключение — с самого низа наверх ведет винтообразно поднимающийся тротуар.

И наконец, неотъемлемая составляющая панорамы города — пражские водонапорные башни, которые уже давно утратили свое назначение — снабжать город водой, но в то же время возросла сила их эстетического воздействия. Пожалуй, можно даже утверждать, что они стали характерной деталью панорамы Праги.

Каждой из этих башен присущ свой колорит, что и выделяет ее над уровнем окружающих крыш. Самая старинная из этих башен — Староместская, находящаяся вблизи Карлова моста; построена в 1489 году — во второй половине минувшего столетия. Ее украсили часы и старая крыша была заменена той, которую мы видим и теперь. Благодаря своему силуэту башня относится к доминантам панорамы Старого Mecтa, которая открывается нам, если смотреть с противоположного берега Влтавы, с Кампы.

Малостранская водонапорная башня
Малостранская водонапорная башня

Столь же старинная — Шитковская водонапорная башня, находящаяся на этом же берегу Влтавы, неподалеку от здания Манеса. Строительство ее началось лишь на несколько лет позднее, в 1495 году, однако ее современный облик формировался на протяжении столетий. Первые изменения в ее конфигурацию были внесены спустя почти сто лет, в 1591 году. После осады Праги шведами в 1648 году были добавлены еще некоторые архитектурные украшения, а купол-луковица, сохранившийся и до нашего времени, был возведен в эпоху барокко, в конце XVIII века. Эта башня питала водой фонтаны Нового Места — вода отсюда подавалась по деревянным трубам. Почти напротив, на противоположном берегу Влтавы, возвышается Малостранская водонапорная башня, сооруженная в 1562 году для снабжения водой фонтанов на Малой Стране. Она выглядит скромнее Шитковской башни, и ее венчает менее внушительная остроконечная крыша.

Неподалеку от моста Швермы, который ведет к легенскому туннелю, поднимается еще одна башня, построенная в 1606 году, — в верхней ее части была устроена крытая обзорная площадка с двенадцатью окнами. Эту башню называли Нижней водонапорной башней. Башню украшала роспись, напоминавшая о правителях Чехии, начиная с легендарного Пршемысла Пахаря и кончая Рудольфом II, в правление которого она была построена. Нижняя башня отличается от других башен этого типа тем, что ныне значительно удалена от вод Влтавы. Река за эти столетия намыла здесь новый берег и таким образом обрекла бывшую водонапорную башню на жизнь на суше.

Мы уж не говорим о башнях храмов, о стройной башне храма св. Микулаша на Малой Стране, которая возвышается даже над его куполом высотой почти 80 метров, о 90-метровом блоке камня кафедрального собора св. Вита, башнях-близнецах из белоснежного мергеля романской базилики св. Йиржи, о двух башнях, украшающих Тынский храм, или о башнях, вздымающихся на вершине древнего Вышеграда. Одно лишь перечисление, сравнение и рассказ об истории создания этих памятников архитектуры составили бы монографию. То, что большое количество башен, украшающих город, относится к сокровищам архитектуры, столь же бесспорно, как и тот факт, что всех этих башенок, ворот, крепостных башен и башен-храмов больше ста.

Столь же несомненно и то, что термин «стобашенная Прага» — это не столько подсчет, точный или приблизительный, количества пражских башен. Это скорее характеристика облика города, который возникает у человека, когда он смотрит с Градчан в синеватые дали раскинувшейся долины Влтавы. В дымке вырисовываются самые значительные произведения зодчества, которые навсегда определили характер столицы.

Петршинская вышка
Петршинская вышка

И, словно их все еще недостаточно, башен становится все больше и больше. Помимо тех, которые принадлежат храмам, построенным в последние десятилетия, здесь и строгие модернистские шпили, вздымающиеся в небо наподобие поднятого указательного пальца, и наша небольшая «Эйфелева башня», Петршинская обзорная вышка. Ее создали в честь знаменитой Юбилейной пражской выставки 1891 года. И построили, кстати, за несколько месяцев, что сейчас (при наличии даже современной строительной техники) — весьма сложная задача!

Эта железная конструкция в западной части панорамы Праги — воплощение той волны национального самосознания, охватившего страну в конце минувшего столетия, гордого энтузиазма и некоторой наивности. И панорама Праги, пусть с некоторым нарушением стиля, без Петршинской вышки была бы неполной. В конце концов, хотя бы потому, что на башне помещалась первая чехословацкая (и сейчас она еще — одна из самых значительных) телевизионная станция.

С Петршина открывается хороший обзор во все стороны. И на те новые башни, которые, словно часовые в белом одеянии, замыкают большое кольцо Праги, и на стройные дома-башни окраинный жилых районов. Вот там — Малешице, а там -Споржилов, Затрадни Место. Это совсем иной мир, не такой,как каменное море внизу, в долине и на ближайших склонах. Кому-то он, может, покажется слишком, строгим, простым, но он существует, время необратимо. Впрочем, ведь и там, на юге, за рекой, собственно, тоже стоит башня, главное здание телецентра на Кавчих горах.

А в заключение расскажем Вам еще об одной башне, ничем не примечательной, но тем не менее, не будь ее, в Праге никто бы даже не знал, когда наступит время обеда. Это башня обсерватории Клементинума. Для определения полудня там имелось простое, но удивительно точное устройство: на южной стороне башни было маленькое отверстие, сквозь которое проходили солнечные лучи. Внутри были натянуты три струны; в момент, когда средняя струна разделяла пополам кружок солнечного света так, что он не касался ни одной из боковых струн, наступал полдень. Позднее некий скептик решил сопоставить точность этих необычных солнечных часов с современным хронометром. Каково же было его удивление — максимальное отклонение составило всего две-три секунды.

С этой башни на протяжении многих десятилетий возвещали всему городу о наступлении полудня. На галерею выходил служитель и махал красно-белым национальным флагом, и тогда с башни над Кларовом раздавался артиллерийский залп. Впрочем, следует заметить, что в конце существования австро-венгерской монархии служитель определял полдень уже по обычным карманным часам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *